День защиты детей

Статья Павла Авраамова.

Преподавая детям и общаясь с ними, я периодически хватаюсь за голову. Речь о жутком, на мой взгляд, перегрузе. Недельное расписание среднего школьника лет 8-10 – это безостановочная гонка. И я сейчас не о школьной программе. 

Лучше всего это описывает старый стишок Барто: «Драмкружок, кружок по фото, а ещё мне петь охота». При этом, что любопытно, нельзя сказать, что дети сами себе набрали все эти внеклассные активности. В гораздо большей степени это инициатива родителей. «Ребёнку нужен спорт. Три раза в неделю. И ещё музыка. И игра Го для развития мышления. И рисование. И пара репетиторов по отдельным предметам. И программирование — это же профессия будущего. И китайский язык — по тем же причинам».

И все это — не считая основной школьной программы, с уроками и домашними заданиями. В результате ребёнок пашет в режиме 24/7, а свободного времени как такового у него просто нет. Ну, час перед сном. Я не утрирую, это реальное расписание некоторых моих учеников-детей. Под занятия Го родители выкраивают окно в расписании, пытаясь его впихнуть хоть куда-то, между коньками и немецким. Как у CEO какой-нибудь крупной компании.

Мне сложно сказать, насколько это хорошо. Я понимаю, что таков тренд. Понимаю, что родители искренне стараются дать как можно больше и действуют из лучших побуждений. Но я также понимаю, что я сам, взрослый человек, просто не смог бы тянуть такую нагрузку. Я бы сдох через неделю, максимум две.

Представьте: в первой половине дня у меня семинары по управлению проектами, где я изучаю новое, а не повторяю уже известное. Ну, примерно 6 часов с короткими кофе-брейками. Потом я час еду на тренировку. Там выкладываюсь 1,5-2 часа, потом ещё час еду домой. После тренировки у меня занятие по Го, где надо концентрироваться и активно размышлять. А потом мне ещё надо выполнить домашнее задание, полученное на семинаре, ведь к утру оно должно быть готово. Мой день начинается в 7:00 и заканчивается в 22.30. И так день за днём, с одним выходным в неделю в лучшем случае. Месяц за месяцем. Я бы вряд ли выдержал.

Проблема, как я ее вижу, заключается в нескольких существенных аспектах. Во-первых, в выгорании. Я вижу на своих уроках детей, которые уже с трудом фокусируются и соображают. Они любят слушать лекции: есть возможность передохнуть. Они говорят: «Да я сам не понимаю, зачем меня запихивают в разные секции. Ну, сказали, я хожу». У некоторых по два разных вида спорта. «А тебе самому-то нравится?», – спрашиваю я. «Ну, нормально», – отвечают ребята.

Второй аспект – распыление по нескольким направлениям. Куда бы мы ни пришли, изучать язык или осваивать гитару, есть стандартный график: два занятия в неделю + самостоятельная работа дома. Репетиции, гаммы, упражнения по грамматике, заучивание диалогов, просмотр сериалов на языке оригинала. Невозможно освоить сложный навык и дойти до более-менее приличного уровня, просто посещая занятия. Нужен большой объём работы вне класса – работы, на которую не остаётся времени, потому что оно занято другими «активностями». То есть качественное освоение требует глубокого погружения. Применительно к Го это означает, что ученик должен самостоятельно решать задачи, читать рекомендованные книги по теории, играть на сервере в течение недели, участвовать в турнирах раз в пару месяцев. Кстати, один из главных принципов Го звучит так: «Воздержись, не разбрасывайся».

Получается странная фигня: вроде бы мы растим «гармонично развитую личность», а по факту — дилетанта, который владеет разными навыками, но на более чем среднем уровне. И на гитаре он играет посредственно, и на языке свободно не говорит, и в спорте у него 1-й разряд. Какая-то серединка на половинку.

Жена мне часто возражает: «Родители просто предлагают разное». Но я с ней не согласен: родители не предлагают разное («попробовали — понравилось — ходим»), а нашпиговывают график детей всем подряд, что может «в жизни пригодиться». Я не вижу, чтобы ребята, попробовав разное, концентрировались на конкретных направлениях, к которым у них лежит душа. И уже там начинали всерьёз впахивать. Нет, они бегают с занятия на занятие, куда папа с мамой их определили.

Хуже того: из-за отсутствия адекватного количества усилий прогресс замедляется, а потом и вовсе останавливается. В любом деле, чем ближе ты к мастерству, тем больше надо пахать. Упражняться на музыкальном инструменте ежедневно. Приходить в тренировочный зал ежедневно. Писать код ежедневно. Так устроена жизнь. Без этих усилий рост невозможен — и люди бросают: «Наверное, это не мое». А дело-то не в том, «твоё» это или «не твоё». Просто ты недостаточно трудился.

Если есть интерес, надо добавлять к нему трудолюбие («теория 10 000 часов», данная нам в ощущениях). А если интереса нет, зачем вообще тратить время? Ради некой абстрактной «пользы»? Ок, в школе я три года учил китайский — и сейчас не помню НИЧЕГО. Потому что учил его вместо желанного испанского. Испанский я в итоге выучил в институте, а китайский благополучно позабыл. И у меня нет ни малейшего желания учить его сейчас. Внимание, вопрос: «И нафига я тогда потратил столько времени? Мог бы учить испанский в школе, сейчас бы ещё лучше им владел».

«Критикуешь – предлагай». Хороший принцип. Мое предложение нехитрое, я пользуюсь этим методом сам: смотреть, к чему ребёнок стремится без понукания. Сам интересуется. Да, сначала родители должны привести на пробное занятие. Перебрать какое-то количество разных вариантов. Понять, какие у ребёнка склонности. И вести его за руку, пока он недостаточно самостоятелен. Но не впихивать всё подряд только потому, что оно «полезное». Кто-то равнодушен к Го и без ума от футбола (знаю такого мальчика), а кто-то рисует и не интересуется спортом. Кто-то склонен к языкам, а кто-то — к математике и программированию. Количество активностей должно быть ограничено двумя-тремя, причём одно занятие — основное, а другие – чисто «по фану». Потому что нельзя объять необъятное. Потому что ближе к юности ребёнок сам поймёт, к чему его тянет. Нормальный студент сам способен разобраться, хочет ли он изучать фотографию, каратэ или гитару.

А ещё очень важно дозировать нагрузку. Десятилетний ребёнок — не сверхмотивированный взрослый. И не машина по переработке информации. Ему ещё школьную программу надо осваивать. Наверное, оптимальный сценарий в моем понимании выглядит так: школа + язык + одно хобби. И некоторое разумное количество свободного времени, когда ребёнок просто читает, играет и отдыхает. Времени, которое он может посвятить тому, что Джордж Карлин называл “daydreaming” — «грёзы наяву». Обычное нормальное детство, а не беговая дорожка.

Миура Ясуюки, автор книги «Го и восточная бизнес-стратегия», писал: «Япония известна своими кёку-мама — сумасшедшими мамашами, которые чуть ли не с двух лет начинают готовить ребёнка к поступлению в колледж». Кажется, мы подхватили тот же вирус, забыв в процессе, что ребёнок — это все-таки ребёнок, а не бизнес-машина.
И ещё забыли, что ребёнок – это самостоятельная личность, у которой есть склонности, интересы и способности к определенным видам деятельности, но далеко не ко всем. Мастерство настоящего педагога – выявить именно их и помочь ученику развить их максимально, а не сделать из него человека-оркестра. Это ведь все равно невозможно.

Добавить комментарий